Продолжаем серию статей о частной космонавтике в России. Мы уже писали о таких компаниях как: «КосмоКурс», «Лин Индастриал», «СПУТНИКС», Yaliny, «Азмерит» и «Гаскол», а также о проектах «Маяк» и Quazar Space. Сегодня мы расскажем о первом частном предприятии, которое занимается разработкой сверхмалых космических аппаратов класса CubeSat — «Астрономикон».

ru44-pervoprohodcy-chastnoj-kosmonavtiki-v-rossii-astronomikon_02

Денис Владимирович Малыгин

ru44-pervoprohodcy-chastnoj-kosmonavtiki-v-rossii-astronomikon_03

— Скажите, пожалуйста, пару слов о себе и своей компании.

— Малыгин Денис Владимирович, техноброкер, генеральный директор / генеральный конструктор ООО Лаборатория проектирования сверхмалых космических аппаратов «Астрономикон». Лаборатория располагает современным оборудованием и программным обеспечением для проектирования и изготовления сверхмалых космических аппаратов (наноспутников) и систем на их основе. При лаборатории функционирует Центр управления полётами с командно-телеметрической радиолинией. Основной разработкой лаборатории «Астрономикон» представляют сверхмалые космические аппараты формата CubeSat, а также нано- и пикоспутники различного назначения и функционала. Коллектив лаборатории состоит из специалистов в области электротехники и робототехники, космического приборостроения и мехатроники. Продукция лаборатории предназначена для проведения научных, образовательных и технологических экспериментов в условиях космического пространства.

Сотрудники лаборатории «Астрономикон» проводят полный цикл научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по разработке, сборке, настройке и обслуживанию космических аппаратов сверхмалого класса.

ru44-pervoprohodcy-chastnoj-kosmonavtiki-v-rossii-astronomikon_04

— У кого возникла идея создания компании?

— Все началось ещё, будучи студентом БГТУ «Военмех» (примечание — Балтийский государственный технический университет). Постоянно мелькала мысль о том, что надо заниматься практическими работами. В том смысле, что нужно думать о будущем — где применить свои силы, знания, умения. И, в конце концов, внедрился в международный проект Tempus-CRIST, целью которого было распространении концепции наноспутников. Так я познакомился с космическими технологиями.

Затем проходил обучение в TU Berlin, где посмотрел, как ведутся работы по этой теме у немцев. После возвращения в РФ в университете была основана лаборатория «Астрономикон» как студенческий проект. Затем стал собирать команду (тогда же мы и познакомились с Максимом Малым, руководителем Quazar Space) и прорабатывать свои идеи по разработке наноспутников. Было много различных вариантов, кучу технических решений и предложений. Но стало ясно одно — нужно из студенческого проекта переходить во что-то более серьезное.

Многие фирмы, с которыми мы пытались наладить контакт, от нас отворачивались в силу того, что раз мы студенческий проект, значит он «несерьёзный». Далее проект по разработки наноспутника перенесли на научные рельсы — то есть многие участники стали писать дипломные и курсовые работы, а также работать над кандидатскими диссертациями по темам, близким к СМКА (примечание —  сверхмалые космические аппараты); писать научные статьи и т. д. Но тут возник другой вопрос — откуда брать финансирование. Университет особой перспективы в работах по СМКА не видел, поэтому финансирование осталось на уровне поддержке простых студенческих работ. Однако удалось получить на первых порах некоторые гранты от правительства (фонд Бортника, Санкт-Петербург).

В конечном счёте, следующим этапом было перенаправление проекта в коммерческое русло. Первый был шаг — это ИП (примечание — индивидуальный предприниматель). То есть, мы могли вести коммерческую деятельность — покупать необходимые комплектующие (те фирмы, которые нас интересовали, просто с физическими лицами не работают) и при этом пользовались преимуществами физического лица. Перебрав множество идей, в итоге была выбрана генеральная линия — разработка собственной платформы как инструмента для выполнения любых задач в космосе. Сделав ставку на этот вариант, появился ключевой продукт — платформа «Синергия». То есть это, если так можно сказать, конструктор со своей архитектурой и идеологией для сборки наноспутника. Лаборатория нанспутников из студенческого проекта превратилась в ООО Лаборатория «Астрономикон», которая является резидентом Сколково в Москве и при этом имеет филиал в Санкт-Петербурге. Остальные же направления по применению самих наноспутников остались как следующий этап работ. Вариант по развитию одного из таких направлений взял на себя Максим из Quazar Space, за что ему отдельное спасибо :).

— Какая у вас структура у компании? Много сотрудников?

— Если с юридической стороны, то классическое ООО. Если смотреть с позиции иерархии, то я разработал концепцию минимального количества сотрудников в том смысле, что нанимаю их через аутсорс. Это удобно — ты ищешь профи в своём деле для конкретной задачи и обговариваешь с ним сроки, стоимость решения проблемы. Это позволяет минимизировать потери. Иметь постоянный штат для компании — это наложить определённые финансовые проблемы. Более того народ, который принимает участие в этом проекте, работает, когда хочет, сколько хочет и так, как он хочет (хоть дома, хоть на другом конце Земли); главное лишь одно — решение поставленной задачи. А если в общем, то сотрудников порядка дюжины.
ru44-pervoprohodcy-chastnoj-kosmonavtiki-v-rossii-astronomikon_05
— Как к вам можно попасть на работу? Какое нужно образование?

— Для поиска партнёров / сотрудников есть определённая концепция, которая заключается в следующем: меня не интересует образование, регалии, взгляды человека, его предпочтения — важно лишь то, что он сможет ли он решить задачу, ответ на которую меня интересует или нет. Попасть в коллектив просто — проявить желание. При этом некоторые пытались скидывать свое длинное портфолио и так далее. Я их, как правило, не читаю. Если тебе интересен проект по теме наноспутников — напиши на наш ящик, что умеешь, чем хочешь заниматься в проекте. А дальше уже будем обсуждать вживую.

Более того для студентов, молодых учёных и исследователей есть вообще отдельные предложения. Они заключаются в том, что в компании есть понимание как поддержать молодого инноватора — есть много грантов, субсидий и дотаций от государства. Но многие студенты о них не знают, а если и знают, то нет понимания, как этим воспользоваться. Мы же со своей стороны готовы предложить готовую исследовательскую тему для такого талантливого человека и помогаем ему получить грант. Это так сказать минимальный фундамент, помимо оклада на который договоримся. И все довольны — мы получаем технологию, исследователь финансирование работ, опыт; государство — отчётность, что не в пустую тратит деньги налогоплательщиков.

— Были ли какие-то трудности при оформлении компании? Какие отношения с государством? Поддерживают вас? Если да, то как?

— Трудности только в одном — частный бизнес в такой наукоёмкой сфере как космос сложно развивать в нашей стране по причине того, что отсутствуют правила игры или они постоянно меняются. То есть космос исторически область государства, в данном случае госкомпаний, и попытка развивать государственно-частное партнёрство периодически натыкается на главный барьер — а как собственно это партнёрство выстраивать. Если же в общем охарактеризовать — целевыми программами не пользуемся. Для этого нужно множество бумаг и тратить на это время нет желания.

При этом саму-то компанию зарегистрировать и оформить бизнес не сложно. Проблемы начнутся чуть позже. Для того чтобы работать в российской космонавтике нужна лицензия, в противном случае вы не сможете работать по коммерческим, в том числе государственным, заказам.

Получение лицензии — многоступенчатая бюрократическая процедура. Основной промежуточный документ, необходимый при лицензировании — так называемый сертификат о наличии в компании системы менеджмента качества (СМК), соответствующий положению РК-11-КТ. Это положение — ключевой текст, регулирующий космическую отрасль, сам по себе является документом для служебного пользования.

Многие необходимые стандарты имеют гриф секретности. В итоге — для того, чтобы выяснить, каким именно требованиям должна отвечать ваша компания и ваша продукция, придётся получить специальную лицензию ФСБ на доступ к секретным сведениям. Для получения лицензии ФСБ внутри компании нужно создавать собственный «первый отдел» с секретной комнатой и секретной библиотекой.

Впрочем, всё это можно отдать на аутсорс — заключить договор с одной из дочерних компаний Роскосмоса в которой всё это уже есть. В любом случае, сотрудники компании получают необходимые формы допуска (третьи, а генеральный директор вторую) и могут работать с секретными документами, в частности РК-11-КТ.

Следующий шаг — получение сертификата СМК, сначала временного, а спустя год, по итогам проверки, постоянного. Чтобы претендовать на сертификат у вас, среди прочего, должен быть бессрочный договор аренды. Но даже если вы, наконец, получили лицензию, это не значит, что теперь можно работать.

Лицензиями на космическую деятельность должны обладать и ваши прямые поставщики, например, подшипников или смазки. Специальная смазка стоит безумных денег, её в российской отрасли делают всего две компании. Выбор так мал не потому что невозможно создать новую, хорошую и дешёвую смазку для работы в космических условиях, а потому что, придумав её, вы не попадете на космический рынок — если, конечно, у вас нет лицензии.

В итоге на российском рынке комплектующих для космоса практически нет конкуренции, которая бы подстегивала уровень качества и технический прогресс. Зато стоимость конечного продукта увеличивается в геометрической прогрессии. Таким образом, у вас два подшипника, один обычный, за тысячу рублей, другой — лицензированный, грубо говоря, за миллион. И цена — их единственное различие.

В спутниках есть не только механические узлы, но и электроника. Электронные компоненты бывают четырёх классов — бытового, промышленного, военного и космического. Фактически они отличаются друг от друга надёжностью: требования к процессору домашнего ПК отличаются от требований к чипам бортовых компьютеров КА. В космосе микросхемы должны хорошо сопротивляться радиации. Испорченный жёстким излучением чип может стать причиной потери дорогостоящего оборудования. При этом положение РК-11-КТ требует, чтобы все электронные компоненты были космического или военного класса, причём последние должны пройти обязательную дополнительную сертификацию Роскосмоса.

Короче говоря, государство поддерживает льготами (так как резидент Сколково), также выделяет гранты на исследования.

ru44-pervoprohodcy-chastnoj-kosmonavtiki-v-rossii-astronomikon_06

— Над какими проектами сейчас работаете? Какие самые крупные и интересные контракты?

— Принципиально иной подход к идеологии построения отечественных СМКА научного и социально-экономического назначения разрабатывается в Лаборатории «Астрономикон». В качестве стартовой единицы для сбора наноспутников формата CubeSat выступает многоцелевая унифицированная платформа «Синергия» блочно-модульного типа.

Платформа предназначена для обеспечения проведения научных, образовательных и технологических экспериментов в условиях космического пространства. «Синергия» представляет собой СМКА, состоящий только из служебных подсистем. Изменение форм-фактора наноспутника построенного на базе платформы «Синергия» за счёт добавления дополнительных модулей существенно расширяет возможности установки полезной нагрузки и, как следствие, области применения космического аппарата. То есть это в данном случае конструктор, из которого, в зависимости от задачи, собирается СМКА.

Есть также, на базе платформы, продукт, направленный на изготовление стендов для вузов. Если посмотреть на кафедры технических вузов, которые готовят специалистов для космической отрасли, выяснится, что оборудование для проведения лабораторных работ и прочей исследовательской деятельности находится в моральном и техническом устаревшем состоянии. Поэтому мы предлагаем новое техническое решение в образовательной сфере.

Стоит отметить несколько контрактов — с ФГУП «КБ Арсенал» (примечание — Федеральное государственное унитарное предприятие), «Радар ммс», с питерским Политехом.
ru44-pervoprohodcy-chastnoj-kosmonavtiki-v-rossii-astronomikon_07
— С чем возникли сложности в работе?

— Проблемы можно разбить на несколько категорий. Первая — это исторические проблемы. Космос был прерогативой государства. Следовательно, частному бизнесу тяжело работать с крупными компаниями, где кучу согласований, кучу бюрократии и т. д. Также в руководстве стоят люди возраста 50–60 и старше, у них весьма инертное мышление. На эту тему достаточно точно ответил Максим Малый из Quazar Space.

Вторая — отсутствие механизмов. То есть законодательство сейчас выстроено так, что нужно пройти вагон согласований с различными инстанциями для того, чтобы реализовать проект. Сама лицензия Роскосмоса стоит недорого, несколько тысяч рублей.  Но сопутствующие бюрократические расходы, сопряжённые с созданием КА, его запуском очень велики. В среднем для СМКА стоит 350–500 тысяч рублей. Но, чтобы получить разрешение, нужно согласования головных НИИ Роскосмоса. Для государственных спутников при общей стоимости одного из аппаратов в 3 миллиарда рублей расходы на сертификацию микросхем составили 1,2 миллиарда рублей.

Третья — финансовый вопрос. Инвесторы неохотно вкладывают в такие проекты деньги. Все хотят здесь и сейчас. В космосе такой трюк не работает. Требуется время. Порог входа в отрасль для частной компании, которая хочет работать по госзаказу — это порядка 10 миллионов долларов (примерно столько пришлось вложить в «Даурию» учредителям). Это «под ключ», то есть входит всё — и производство, и люди, и аренда. Но такой порядок расходов происходит именно регламентом, иначе это было бы два человека во временно арендованном гараже, а ведь так начиналась компания Planet Labs.

— Кто у вас заказывает спутники? Заказы только из России или есть и иностранные?

— Заказы есть как в РФ, так и иностранные. В РФ можно отметить заказ на новые разработки, которые требуются госкомпаниям (80 % это заказы от ФГУП). Заказчику нужные новое видение тех или иных элементов и / или узла космического аппарата; таким образом, им проще нанять контору со стороны, чем дать прорабатывать новый проект внутри компании и, тем самым мы получаем заказ. Из иностранных самое свежее — это Китай. Недавно наша платформа отправилась в Шанхай.

ru44-pervoprohodcy-chastnoj-kosmonavtiki-v-rossii-astronomikon_08

— Какие у вас есть спутники на орбите (если уже есть)? Где применяются ваши спутники, в каких отраслях?

— До отправки ещё дело не дошло. Однако этот момент приближается — уже многое сделано, сейчас главное — это отработка всех систем.

Из свежего стоит отметить работы совместно с питерским Политехом в области приёма-передачи координат с движущихся объектов. Разработана новая технология приёма сигналов передатчиков АИС (автоматической информационной системы), размещённых на судах.

Проведённый анализ показал, что одним из перспективных вариантов является создание космической системы на основе наноспутников, решающей задачи приёма сигналов передатчиков АИС и передатчиков, размещённых на самолетах. Такими передатчиками в настоящее время оснащено множество морских и воздушных судов и число их растет. Получаемая от них информация необходима для управления морским и воздушным движением, имеет спрос на рынке и соответствующий коммерческий потенциал. Предлагаемая КС будет решать важные практические задачи, в связи с чем, вполне коммерциализируема. КС аналогичного назначения в настоящее время создаются за рубежом. Создавая предлагаемую КС, Россия получит независимый источник информации, не подверженный санкциям. Стоимость создания и эксплуатации КС будет относительно невелика по сравнению с КС традиционного типа с большими КА.

А если в общем, области применения обширны:

  1. Установление и поддержание связи, метеорологические наблюдения, навигация, изучение и наблюдение земной поверхности.
  2. Наблюдение Луны, Солнца, планет солнечной системы, астероидов и комет, фотографирование космических объектов, измерение их гравитационных и магнитных полей, изучение радиации и окружающей плазмы.
  3. Слежение за перемещением объектов в космическом пространстве; исследование микрочастиц в космосе.
  4. Обеспечение радиолюбительской связи.
  5. Отработка новых технологий и апробация научных гипотез.
  6. Измерение параметров ионосферы при спокойных и возмущенных условиях с помощью разнесённых спутников.
  7. Изучение полярных сияний над Северным и Южным полушариями.
  8. Проведение научных экспериментов и испытаний сложных систем в космическом пространстве в течение длительных интервалов времени.
  9. Проведение уникальных и сложных химических, биологических, медицинских и иных экспериментов в условиях глубокого вакуума.

ru44-pervoprohodcy-chastnoj-kosmonavtiki-v-rossii-astronomikon_09

— С какими компаниями сотрудничаете, возможно, тоже частные? Только российские или иностранные? Может, у кого-то перенимаете опыт?

— Есть планы поработать со СПУТНИКСом. Активно развиваем партнёрство с ФГУП «КБ Арсенал». Из иностранных партнёров это «Прогресс Индастриал Системс» (Progress Industrial Systems SA, Switzerland), а также немецкая фирма TEPROSA GmbH, с которой в планах очень многое реализовать.

— Сотрудничаете с институтами и университетами? Может, лекции проводите или берёте практикантов?

— Работаем не только с институтами (СПбПУ, ЛЭТИ (примечание — Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого и Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет)), пробуем развивать взаимоотношение с колледжами. Например, с Радиотехническим колледжем на Васильевском острове.

Лекции, семинары проводим, правда, в основном по заказу для обсуждения отдельных спец. вопросов. Насчёт практики тоже есть опыт. Это работы со студентами из питерского Политеха, томского Политеха, БГТУ «Военмех», ЛЭТИ, ИТМО (примечание — Университет информационных технологий, механики и оптики).

— Какие планы на будущее?

— Основная идея — это разворачивание собственного производства, собственной производственной линии. Что, на мой взгляд, позволит изготавливать любые изделия, пробовать самые невероятные различные проекты, как для космоса, так и на Земле, а также экспериментировать, сколько захочется, при этом ни от кого не зависеть. А имея собственные станки и помещение всегда будешь сыт и одет :).

ru44-pervoprohodcy-chastnoj-kosmonavtiki-v-rossii-astronomikon_10

— Может, хотите что-то добавить: жизненные принципы, соображения про индустрию, про работу или ещё что-либо?

— Зародившаяся в рамках гонки вооружений и спонсируемая полностью государством космическая (точнее, военно-космическая) отрасль играла сугубо практическую роль: её задачей было обеспечить ведущие державы технологиями для противостояния в потенциальной ядерной войне. Все остальные идеи освоения космоса были скорее побочным эффектом. Поэтому все предыдущие годы мировая космонавтика находилась в глубоком идейном кризисе.

Чтобы эта ситуация изменилась нужны идеологические прорывы. Но не просто фантастические идеи, а что-то основанное на реальных достижениях. Что нам сейчас нужно от космоса? Чем новый этап развития космонавтики радикально отличается от предыдущего? Это значит, что технологии, которыми будем пользоваться, должны быть качественно другими. Это абсолютно новая парадигма. Инициатива должна исходить не от государства, а от бизнеса. Почему? Бизнес всегда заинтересован в возвращении своих инвестиций.

Государство не умеет монетизировать технологии — это умеет делать только бизнес. Американцы в какой-то момент решили, что там, где решаются коммерческие задачи, отдаём приоритет частной космонавтике и ищем способ взаимодействия с ней. Таким образом, считаю, что необходимо следовать в данном фарватере и развивать частные инициативы, в том числе и в космической сфере.